Русский English Czech

Эльдар Искендеров: я бы хотел в этом христианском храме сыграть сюиты Баха, а еще мугамы

Новый год настал - 2021 год. Он пришел в этом году скромно и тихо… Тихо и скорбно было и в наших душах, ведь сколько еще вчерашних юношей полегло в боях за нашу Родину. Древние Сакральные ворота Святого Сада (так некоторые расшифровывают топоним «Карабах») уже открываются всему миру и впредь ничего не останется прежним, так как тьма исчезает при восходе солнца…

С Карабахом, а именно с Шушой, кровными узами связан Профессор Стамбульской Государственной Консерватории, Народный артист Азербайджана, виолончелист Эльдар Искендеров.

Эльдар Искендеров

Фото Эльдара 1.

 

Его отец Гусейн Искендеров был в свое время министром путей сообщения,затем секретарем ЦК, а после - начальником Госплана Азербайджанской ССР. Мать – Сугра Гаибова была одной из первых женщин депутатов Азербайджана, стахановцем-нефтяником, а так же одной из первых азербайджанок вписавших свои имена в нефтяную историю Азербайджана золотыми буквами.

Сугра Гаибова первая слева.
Фото 2. Сугра Гаибова первая слева.

-- Моя мама родом из Шуши. Каждое лето мы выезжали туда на отдых.Там в Шуше, у моего дедушки Салима Гаибова, был удивительный двухэтажный дом, второй этаж которого был украшен великолепным шебеке, выложенный витражами как во Дворце Шекинских Ханов.

Отдыхая летом в Шуше, мы каждый вечер выезжали на природу, в основном на Туршсу. Брали ковер, самовар, шампуры и устраивали пикники. Всегда очень много народу там было и все холмы внизу от Шуши были полны отдыхающими. Организовывались меджлисы, музыкальные соревнования между инструменталистами и ханенде, так называемыми «дейюшме». Это было незабываемое волшебство.

Один начинал с баяты, следующий подхватывал его с последней ноты и продолжал, переходя на другой лад. Вокруг бегали дети, угощались трапезой практически незнакомых людей, играли друг с другом, бегали за бабочками. Это была неповторимая атмосфера народного праздника.

В Шуше, недалеко от Джыдыр Дюзю, располагался дом моего дяди Черкеза Рустамова. Его брат был известный пехливан Фарамаз Шушинский, который обладал неимоверной силой! Он мог танцевать танец хейраты, посадив на каждую руку по два человека и одного на шею. Подкреплялся он тоже неплохо, съедая за раз яичницу из пятидесяти яиц.

Хотел бы упомянуть еще одного своего родственника - дядю Мамедали Гаибова. Он был антрепренером в труппе Узеира Гаджибекова в его шушинский период.

Эльдар Искендеров у источника Иса булагы (первый справа)

Фото 3. Эльдар Искендеров первый справа у источника Иса булагы

В свои студенческие годы (70-е годы) я посещал Шушу уже в качестве музыканта, в составе квартета выступал в Доме Культуры. Помимо этого я приезжал в составе Симфонического Оркестра под управлением Ниязи. Мы выступали на Джыдыр Дюзю. Ещё на проходящем республиканском конкурсе, если не ошибаюсь, это было 1983 году, я был в составе жюри. Этот конкурс для инструменталистов тогда проводился в Шуше, а для пианистов в Ханкянди.

- У вас в этом году состоялся юбилей, 70 лет, освобождение Шушы стало наверное для вас очень желанным подарком?

- Несомненно. Особенно блестящее освобождение нашей армией всего Карабаха за 44 дня войны!! Врезалась в память армянская провокация с бомбежкой церкви, которой они на весь мир хотели охарактеризовать нас как варваров! Хотя, что касается этой церкви, коренные шушинцы всегда знали, что этот древний храм был албанской, а не армянской церковью.

Эльдар Искендеров - первый ребенок по центру

Фото 4. Эльдар бей - первый ребенок по центру

После того, как на весь мир они стали кричать, что храм подвергся артиллерии, для большей рекламы происходящего там выступил с концертом бельгийский виолончелист Севак Аванесян (интересно, но, как нам кажется, при угрозе повторной бомбежки никто с концертами в этой церкви выступать
бы не стал Ред.) Примечательно и его интервью после выступления, в котором он заявил: «… Армяне уважают чужую религию, чтят чужие храмы. Мы бережем мечети, а не бомбим их».

Что сказать по этому поводу? Я думаю, что уничтоженны в Шуше все мечети, кроме мечети Гевхар-аги, и то сохранившейся в полуразрушенном виде. Практически полностью уничтоженны дома музеи Узеира Гаджибекова, Бюль- Бюля, поэтессы Хан гызы Натаван, дом музей Сулеймана Алескерова. Сравнили с землей великолепные когда- то города Агдама, в котором было расположено прекрасное музыкальное училище Джебраила, Физули с их театрами, музеями и мечетями. Очень наглядно показаны противоречие и беспардонность этого заявления!

Что касается той церкви, о которой мы говорили выше, то я бы хотел в этом христианском храме сыграть сюиты Баха, а еще мугамы, которые переложил для соло виолончели. А еще мечтаю организовать концерт ансамбля виолончелистов на Джыдыр Дюзю. Вокруг Шушы есть места, ущелья, где феноменальные акустические возможности помогут провести невероятные концерты. Исполняемая музыка будет там обладать фантастическим звуковым эффектом.

- Вы уже более десятка лет уже преподаете в Стамбульской Государственной Консерватории. Как вам кажется, что мы можем сегодня сделать для того, чтобы о нас больше и лучше знали, чтобы наш голос был лучше слышан за рубежом?

- В консерватории, где я сегодня преподаю, есть замечательный музыкант, наш соотечественник – профессор и дирижер Рамиз Мелик-Асланов. Кстати, его дед Худад – бек Мелик-Асланов был видным ученым, государственным деятелем, первым министром путей сообщения Aзербайджанской Демократической Республики родился в 1879 г. в Шуше. Рамиза Мелика-Асланова как дирижера хорошо знают во многих странах.

Под его руководством оркестр буквально оживает. Люди, которые, казалось бы, совсем недавно приобщились к музыке, с первых репетиций очень пластично вливаются в оркестровый коллектив. Рамиза Мелик-Асланова постоянно приглашают на фестивали и в Россию, и в Германию, и во многие другие страны. Он постоянно пропагандирует в своем творчестве нашу национальную классическую музыку. Это Узеир Гаджибеков, Кара Караев, Фикрет Амиров и многие другие наши композиторы. Но тут возникает проблема с нотным материалом, проще сказать с нотами, которыми можно было бы обмениваться с зарубежными музыкантами.

Сегодня перед нами стоит серьезная задача – очень важно систематически переиздавать наше богатое нотное музыкальное наследие. К нему относятся струнная музыка, органная, хоровая, фортепианная и вокальная - мы обладаем неимоверным богатством, оригинальности и красоте которого не устают удивляться наши западные коллеги. Но наши композиторские ноты, увы, многие в плачевном состоянии, плохо читаются.

Чтобы пропагандировать нашу музыку ее нужно издавать, переиздавать и тиражировать, тогда любой оркестр, любой музыкант в любой стране может приобрести ноты и всё это сыграть. Я по возможности этим занимаюсь. Зная это, Рамиз муаллим также обращался ко мне за нотным материалом, чтобы потом распространять наши авторские произведения за рубежом в качественном виде, а не в виде пожелтевших рукописей. Некоторое время, занимаясь своими сборниками, я много чего из нотного материала набирал заново, на специальной программе Сибелиус.

Несколько лет назад, когда я послал изданный мною сборник в Голландию известному виолончелисту Михаелю Февесу(Michael Feves) он был потрясен чаргяхом, который я переложил для виолончели. В Голландии одно издательство выпустило энциклопедию виолончельной музыки, написанной во всем мире за период в 300 лет. Туда вошло свыше 15 тысяч композиторов и 50 тысяч произведений, написанных только для виолончели. Михаель Февес подарил мне этот сборник, где он является одним из его составителей.

Просмотрев ноты, я заметил, что среди обширного моря нашей виолончельной музыки мы представлены пятью - шестью произведениями. Связавшись с Михаэлем, я узнал, что у него мало сведений по музыке советского периода в Азербайджане. Тогда я отправил ему произведения азербайджанских композиторов: сборник этюдов и пьес, которые выпускал наш незабвенный профессор, выдающийся виолончелист Сабир Алиев. Так же я отсканировал несколько сонат и концертов наших композиторов, и в том числе мои сборники, которые я выпустил за последние годы. Но «Чаргях» его восхитил, он был в восторге, попросил у меня экземпляры для продажи и приглашал принять участие в Биенале, которое будет проходить в Нидерландах.

Не открою вам секрета, если скажу, что наше будущее, как культурной нации, зависит прежде всего от того, какое образование получает наша молодежь. В каждый свой приезд в Баку я провожу мастер-классы в музыкальной школе № 25 имени Рафика Бабаева, где директором является большой энтузиаст своего дела Амиргусейн Гусейнов, и такой же энтузиаст своей профессии, педагог по классу виолончели, Елена Зенченко. При встрече с детьми, было радостно видеть, что им очень интересен их инструмент (виолончель)!

Несмотря на то, что играли они, мягко говоря, на очень неважных инструментах. Помимо всего прочего в нашей стране существует большая проблема с ремонтом струнных инструментов. Нам необходимы мастера по ремонту и реставрации. Но эти дети даже на таких инструментах могут выражать особое воодушевление и способны буквально все схватывать налету. С некоторыми я даже потом занимался онлайн, хотя, честно сказать, это профанация. Без контакта невозможно ставить руки. Заниматься продуктивно на расстоянии невозможно. Все сегодня стали осознавать ценность живого общения и прямого контакта с учителем. Это другой уровень, более тонкое взаимодействие…

В Новый год, проходящий под эгидой единения нашей нации, хочу озвучить прекрасную идею замечательного пианиста Ислама Манафова, который предложил создать симфонический оркестр из музыкантов азербайджанцев, разбросанных по всему миру. Пора нам всем сыграть TUTTİ  итальянский термин, означающий «вместе»). И тогда ничто не сможет помешать нашему единству!

 

Автор статьи - кандидат искусствоведения, доцент Мелек Велизаде.