Русский English Czech

Уроки Карабахской войны и крокодиловы слезы армян

Армянская газета Ханларского районаИсмаил Велиев

Война в Карабахе вовсе не окончена, просто пока действует режим временного прекращения огня. Соглашение по данному условию было обговорено в  1994 году, в городе Бишкек (Киргизия). Следует отметить, что инициатором  «тайм аута» была армянская сторона, которая в конце 93 – начале 94 – годов получила, что называется, по зубам в нескольких боях. Противник понял, что пора постсоветского разброда и анархии в Азербайджане завершилась; страна обрела центр власти в лице опытного политика Гейдара Алиева.

Ситуация резко изменилась и армяне запросили своих хозяев придержать азербайджанскую сторону, что и было осуществлено в Бишкеке. Баку принял это предложение;  как мудрый стратег  Г. Алиев понимал временность успехов достигнутых в нескольких последних сражениях. Страна экономически была в тяжелейшем состоянии: полнейшая разруха, отсутствие какой – либо государственной казны, коллапс промышленности и т.д.

Да и армия была лишь формальным названием; многие бойцы были вчерашними учителями, крестьянами, рабочими. В самой армии и КГБ республики было полно промосковских агентов оставшихся от наследия СССР. И, самое главное, мы осознали, что за Арменией стоят могущественные государства, дело защиты нашего суверенитета будет нелегкой задачей. Передышка, таким образом, была для нас также очень необходимым условием для консолидации сил в столь опасном положении.

Сегодня ситуация кардинально иная. Азербайджан в разы опережает Армению во всех сферах, какую ни возьми, и разрыв этот  только усиливается. Можно сказать, что мы однозначно в состоянии защитить свой суверенитет и в любой подходящий момент – сумеем восстановить свою территориальную целостность. Кроме всего прочего,  мы превосходим Армению в самом главном и стратегически важном  -  в морально-этическом, в общечеловеческом понимании.

Мы ведем войну освободительную – они, захватническую (в нарушение 10 – ой заповеди).
Армяне осуществили акты геноцида и этнических чисток по отношению к нашему народу. Изгнали с территории Армении всех азербайджанцев, а ведь эти люди тысячи лет жили здесь на своих землях до переселения в эти края армян в начале XIX века, Царской Россией. Местное азербайджанское население не встретило армянских поселенцев враждебно. В противном случае армяне не прижились бы на этих непривычных для них местностях.

Дело здесь вовсе не в страхе перед царской властью России. Хорошо известны сотни случаев неповиновений местных властителей – беков и даже отдельных людей  «гачагов» (местных Робин Гудов), которые по тем или иным причинам отказывались признавать над собой  власть государственного  аппарата Империи; уходили в горы и годами воевали,  отстаивая свою свободу с оружием в руках. В этих боях они убивали и умирали, но не было случая, чтобы азербайджанский «Робин Гуд» напал на какой – то беззащитный армянский дом или поселение. Это было бы потерей чести, что согласно ментальности  - хуже смерти!

Вообще на Кавказе, в том числе и в Азербайджане, чужестранец (гариб) воспринимается уже априори нуждающимся в защите. К нему всегда выказывается участливое отношение, так отнеслись и к армянам. Это признает и Серж Саркисян, ныне президент Армении, говоря, что азербайджанцы не думали, что армяне могут  поднять руку на мирное население.  Да, мы не думали, что за все хорошее, что мы делали можно получить столь бесчеловечный, столь вероломный ответ.

Увы, армяне, десятилетиями дружившие, даже нередко становящиеся через брачные связи родственниками с азербайджанцами, смогли все же устроить «Варфоломеевскую ночь»; сотворили  мерзость предательства и запятнали свою репутацию ужасными злодеяниями. Если теперь азербайджанская армия перейдет к военным методам по освобождению своих земель, среди пострадавших с той стороны не будет безвинных. Это будут те, кого Всевышний наказывает за преступления, это будут дети тех, кого приняли как гостя, а они встали ночью, убили хозяина дома и радовались, что завладели его имуществом.

Надо сказать, что с большевиками армяне были в еще более тесных отношениях, чем с православным царским самодержавием. Среди большевиков высшей иерархии было достаточно много армян. После оккупации Азербайджанской Демократической Республики в 1920 году XI – ой красной армией, статус армян в Закавказье, и прежде всего в Азербайджане, резко повысился (достаточно сказать, что с 1926 по 1929 год первым секретарём ЦК КП(б) Азербайджана был назначен армянин Л. Мирзоян ). Под лозунгом «интернационализма» все, что говорило о национальном самосознании - истреблялось на корню.

Армянские эмиссары Кремля выявляли прогрессивно мыслящих людей, творческих личностей, возбуждали против них обвинения в буржуазном уклонизме, в национализме, пантюркизме, в антисоветской идеологии и в кратчайшие сроки, практически без суда и следствия расстреливали. Карательный аппарат большевиков в Азербайджане долгие десятилетия находился в руках этнических армян (примечательно, что армяне – единственный этнос, который  не подвергался массовым чисткам или депортации при тоталитарном советском режиме).

Пользуясь большой поддержкой  Москвы армяне осуществляли акты по передачи некоторых территорий Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР  в качестве, так сказать, «интернационального подарка»  (тот же Мирзоян, например, передал Армении   район Мегри, превратив  тем самым Нахичевань в анклав отделенный от остального Азербайджана. Видимо в дальнейшем имелись виды на аннексию Нахичевани ).

Кроме того, через Союзные органы, где они были своими людьми, осуществлялось административно – территориальное деление  Азербайджана. Карабахский регион, который сформировался в течение веков, географически, экономически и демографически; с низинами, верховьями, реками, пастбищами и т.п., всегда являлся единым целым, был разбит на несколько мелких территорий.  Границы проводились таким образом, чтобы центр образовывался там, где армян проживало больше. Это давало при выборах в органы власти возможность обязательного включения армян в аппарат управления (большевики им доверяли).

Эта технология использовалась во всех районах, в городах также границы избирательных округов  формировались с расчетом упростить путь армянам в структуры выборных органов. Помимо этого, в каждом городе и районе самой высшей властью были по существу не Советы (как то официально считалось), а местные отделения коммунистической партии. Вот здесь-то, по этой линии было еще проще обеспечить доминирование армян. Во всех аппаратах местной партийной власти обязательно 2 или 3 – им секретарем должен был быть армянин по национальности. Естественно, количество служащих на других позициях тоже было немалым

Стоит ли говорить о структурах, которые прямо подчинялись Москве по линии ведомств: милиция, прокуратура, армия, финансы, гуманитарные институты и т.д. Используя свои связи и привилегии в этих кругах, армяне переименовывали веками существовавшие азербайджанские топонимы на пространстве, ставшей по воле Москвы и некоторых стран Антанты, территорией новообразованного государства - Армении. Таким образом, они хотели стереть азербайджанский след с этих мест, где подавляющее большинство городов и сел имели тюркские названия.

Делалось это примерно следующим образом: выдвигалась инициатива перед соответствующими центральными органами, получали «добро» и тут же в Институте  картографии добивались издания новых карт и атласов с армянскими названиями. Затем это тут же вносилось во все учебники, справочники и энциклопедии; так создавалась «история» построенная на фальсификациях. Азербайджанская же история в советский период  целенаправленно  искажалась.

Однако необходимо отметить, Москва в этих махинациях была, так сказать, слепым орудием; просто потакала своему фавориту, изменение топонимов ей вряд ли было нужно. Армяне же продолжили свою тактику по смыванию азербайджанского следа уже на территории самого Азербайджана. Стали переделывать топонимы в тех местах, где они составляли хотя бы половину населения. Это им удавалось легко, ведь кто поднимал голос протеста – тут же обвинялся в национализме и  прочих  преступлениях. Дело доходило до того, что поэтов осуждали  (и даже убивали!) за стихи посвященные красотам национальной музыки, воспевание природы Родины; - в них усматривались признаки махрового национализма!

Сегодня армяне вводят мировое сообщество в заблуждение, представляя дело так, будто они были подвержены угнетению в Азербайджане. Приведем один лишь пример: почти во всех районах, где проживало, скажем, несколько сотен  армян издавались газеты на армянском языке. Общереспубликанская газета (орган ЦК КП Азербайджана – «Коммунист») помимо азербайджанского и русского печаталась также на армянском . Существовали общеобразовательные школы–десятилетки с обучением на  армянском языке, издавались книги и любая другая печатная продукция. Никто не мог подумать об их притеснении; они сами могли притеснять и делали это весьма успешно.

Следует отметить, что все издаваемые эти газеты были совершенно убыточны с экономической точки зрения и содержались исключительно за счет азербайджанского бюджета. Были бесполезны в принципе;  все армяне говорили и читали на азербайджанском и, естественно, на русском языке. Эти газеты сегодня сами свидетельствуют против армянской лжи: они хранятся сегодня в разных библиотеках, в архивах, и на каждой странице они сами пишут о своей безбедной, свободной и счастливой жизни в Азербайджане!

Писали 70 лет, несколько поколений и вдруг заявили, что никак не смогут ужиться с нашим народом, что мы  - несовместимы ?!  Война, несомненно, большая беда, трагедия. Но благодаря этим трагическим событиям вокруг Карабаха мы увидели подлинное – коварное, вероломное и бесчеловечное лицо народа, платящего злом за добро, за предоставленный кров – проливающий нашу кровь. За тепло нашего очага ответившего книгой «Очаг» - Зория Балаяна, где все дышит ненавистью к народу привечавшего всегда его соплеменников…

Приложение:
О  статусе НКАО

Статус Нагорно-Карабахской автономной области в составе Азербайджанской ССР был отражен в Конституциях СССР 1936 и 1977 годов. Согласно Конституциям СССР и Азербайджанской ССР, правовой статус НКАО регулировался Законом «О Нагорно-Карабахской Автономной области», представленным Советом народных депутатов НКАО в Верховный Совет Азербайджанской ССР и принятым 16 июня 1981 года. НКАО как национальная территориальная единица являлась формой административной автономии и обладала рядом прав, обеспечивающих выполнение специальных требований населения. Согласно Конституции бывшего СССР, в Совете наций Верховного совета СССР НКАО была представлена 5, а в Верховном Совете Азербайджанской ССР – 12 депутатами. Руководящий орган НКАО – Совет народных депутатов обладал широкими полномочиями. Он решал все вопросы местного значения, исходя из интересов граждан, проживающих на территории области, с учетом ее национальных и иных особенностей. Армянский язык использовался в работе всех государственных, административных и судебных органов, прокуратуры, а также, в соответствии с языковой потребностью населения, в образовании. Обеспечивалось вещание на армянском языке местных теле и радиопередач, издавались газеты и журналы.

В действительности НКАО развивалась более высокими темпами по сравнению с Азербайджаном в целом. Например, если выпуск промышленной продукции по республике в 1970-1986 годах вырос в три раза, то по НКАО – 3,3 раза (темпы роста здесь были выше на 8,3 %). В Нагорном Карабахе действовали десятки специализированных техникумов и профессиональных училищ с обучением на армянском и русском языках. На армянском языке печаталось несколько газет.   В отличие от горных и удаленных от столицы Азербайджана других административных территориальных единиц НКАО была обеспечена технической инфраструктурой по приему теле и радио программ.

Кроме того, абсолютное большинство руководящих постов в НКАО занимали именно армяне – 1-й председатель обкома, председатель исполкома, 1-е секретари горкомов (за исключением Шуши), завотделами культуры и образования, начальники милиции и автобазы, даже заведующие сельскими клубами. Все они были армянами, и Баку никогда не отодвигал местные кадры в сторону. Учитывая вышеуказанное и опыт существования и развития НКАО в составе Азербайджана, она как сложившаяся форма автономии полностью отвечала экономическим, социально-культурным, национальным и бытовым особенностям населения автономной области, и поэтому не может быть и речи о том, что азербайджанцы не позволяли армянам самовыражаться.  

Что касается самоопределения – этот вопрос  может иметь смысл для этносов еще не имеющих своей государственности, поскольку самоопределение и значит приобретение статуса суверенного государства.  Народы уже имеющие свое государство – русские, немцы, французы, азербайджанцы – многие другие, в том числе и армяне – автоматически выпадают из списка тех, кто добивается самоопределения. Поэтому  повторное  самоопределение армян в Карабахе или в любых других местах их проживания, таким образом – полный нонсенс.