Русский English Czech

Детские жертвы армянской агрессии в Азербайджане - Границы дозволенного

Мадина Ник-Наджат специально для Karabach.cz

Семья ШахмалыевыхСемья Шахмалыевых перед трагедией.

Карабахский конфликт. Многие слышат это словосочетание и не особенно переживают: конфликты – дело распространенное, бывают они и в семье, между поколениями, на профессиональной почве и т.д.

Конфликт может возникать  вокруг спорного вопроса. Принадлежность же Карабаха Азербайджану, как с исторической, так и с международно-правовой точки зрения факт совершенно бесспорный. Формулировка «Карабахский конфликт» используется для камуфлирования истинного характера действий Армении. На самом деле это ничем не обоснованное, наглое притязание на территорию суверенной соседней страны. Это разбойное нападение, сухопутное пиратство, где нет места к апелляции к каким-то юридическим нормам или морали…

Я, как журналист, часто посещаю города и деревни находящиеся в зоне прекращения огня на линии фронта (соглашение о прекращении огня было подписано в Мае 1994 г. в Бишкеке). Одним из таких участков является деревня Алибейли Товузского района, которая расположена невдалеке от государственной границы между Азербайджаном и Арменией. Зона эта никак не связана с Карабахом, однако деревня, практически ежедневно, обстреливается с  лежащего напротив Бердского района Армении.

Именно здесь произошло событие, которое может служить иллюстрацией морального  облика армянских агрессоров. В знойный июльский полдень, точнее 14 июля 2011 года, зазвонил мой мобильник. Со многим  мне приходилось сталкиваться, в силу своей профессии, но услышанное в тот раз так видимо подействовало на меня, что отразилось болезненной реакцией на лице: -   окружающие стали спрашивать с тревогой: «Что там? Что случилось?!».

Сообщали, что 13 летняя девочка Айгюн Шахмалыева гуляя возле берега местной реки, увидела какую-то игрушку, плавающую на воде. Подросток взяла находку домой, а дома когда положила вещицу на стол, произошел взрыв. Оказалось, что это было взрывным устройством, которое враг смастерил и, придав вид игрушки, пустил свой «гостинец» вниз по течению, в приграничную азербайджанскую сторону (верховье реки Тауз протекает через территорию Армении). Девочка погибла на месте, мать ее, 32 летняя Эльнара Шахмалыева была доставлена в больницу с ранением бедра.

Когда мы прибыли в Алибейли, попали уже на  процесс  панихиды. Народу было много; чуть не все село пришло проводить в последний путь девочку – подростка, погибшую в столь юном возрасте. Мы узнали, что семья Шахмалыевых уже давно живет в Санкт – Петербурге и раз в год, обычно летом, приезжают они на родину. Отдохнуть, пообщаться  сородичами, и в этот приезд они намеревались участвовать на свадьбе одного из родственников. У них были и обратные билеты на Санкт – Петербург на 22 – е августа.

Комната, где произошел взрыв, была уже опечатана следственными органами, однако из разбитого окна можно было видеть часть пострадавшего потолка, другие признаки разрушения и хаоса учиненного взрывом. Более подробно о случившемся нам рассказал Эльсевяр Гасаноглу – двоюродный брат Айгюн: «Мы пошли к речке погулять. Я искупался и когда уже выходил из воды, чтобы идти домой, увидел на воде у берега эту вещь, похожую на игрушечную собачку. Я даже ногой ее оттолкнул от себя. Потом ее взяла Айгюн. Я сказал ей, не бери, оставь ее, но маленький ребенок, который был с нами, стал плакать, что хочет эту игрушку. Тогда Айгюн все же взяла собачку и мы пошли домой. Когда дома она поставила ее на стол, игрушка сразу взорвалась».

Следует отметить, что это не первый подобный случай для Алибейли. В  1994 – м году другой ребенок подобрал из реки приставшую к берегу игрушку. Жертвой в тот раз стали двое детей младшего возраста. Селяне говорят, что все в деревне так или иначе связаны с этой рекой. Здесь они моют свои ковры, казаны или другие подобные вещи. В жару дети и подростки любят купаться в реке и играться возле прохлады ее вод.

 Отсюда же пьют воду и домашние животные. Однако в последние годы несколько раз были случаи, когда коровы, испив воды из реки, заболевали; ветеринары установили признаки отравления. С армянской стороны, видимо, что-то сбрасывается в воду, потому что у женщин, которые занимаются стиркой – чисткой в водах реки, руки начинают покрываться болячками. Словом, и река уже стала небезопасной.

Ясно, что война и ненависть – синонимы. Однако и у войны есть свои границы  дозволенного. Здесь же, как мы видим, эта ненависть не щадит ни природы, ни домашних животных, ни гражданское население, ни детские души. Такова подлинная суть того, что окрестили дипломатично – скользким термином «Карабахский конфликт».